Открытие Масленицы

Моя творческая деятельность зашла в тупик… Последние несколько недель у меня не получалось выдавить из себя ни единой строчки, а настроение и вовсе равнялось нулю. За что бы я ни брался, все выходило каким-то сухим, скомканным и совершенно не таким, каким хотелось бы видеть. Глубокая тоска напала на меня, не знал, как с ней справиться, но понимал, что бороться нужно.

Сейчас помню, как за один вечер настрочил несколько абсолютно глупых, никчемных статей и принес их главному редактору, надеясь, что тот скажет хотя бы несколько добрых слов в адрес моих работ, хотя сам понимал, что они этого не достойны. Обмануть себя, как и редактора, не получилось. Да и сейчас я понимаю, что тогда обманывать себя было совершенно бессмысленно: смотреть на льющий уже несколько дней дождь и уверять себя, что все это время на улице светит солнце глупо. Но это приходит на ум лишь сейчас. Тогда же я был готов врать себе, лишь бы сохранить хоть каплю веры, что мои писательские навыки не на нуле. Редактор же оказался не таким парящим в мечтах человеком, а реалистом, который сразу же увидел разницу в моих подобиях на статьи и тем, что выходило из-под моего пера раньше. Спустя час он позвал меня к себе и довольно понятно объяснил, что самообман мой провалился, и никто не станет публиковать это. Дальнейшую часть его рассказа слушал я вполуха, погруженный в свои мысли и размышления. Отчетливо прозвучали лишь последние слова:

-А не взять ли тебе отпуск? Может пауза нужна. Бывает ведь так.

Спустя какое-то время я уже был дома. Не думал, что скажу подобное, но оставаться здесь не хотелось. Все будто давило и напоминало о творческом провале. Не долго думая, я собрал вещи и поехал на дачу — тихое, уютное местечко далеко-далеко за городом, в которое теперь выбираться получалось редко. Может там удастся сменить обстановку и перезарядиться.

Прогноз мой оправдался. Уже прошла неделя, а я все здесь. Милая деревушка с небольшим населением живет своей жизнью и почти не обращает на меня внимания, а я вот, наоборот, настолько проникся бытом людей, что слежу за всеми их действиями с большим интересом. Правда, время для отпуска попалось неудачное — последняя неделя февраля — масленица. Я, как городской человек, не слишком приветствую подобное, ведь у нас эти пережитки прошлого давно забыты, а здесь обо всем помнят, все празднуют. Веселье продолжается с утра до ночи и мешает моей работе над новыми сочинениями, которые вот-вот начали улучшаться.

Это было воскресенье. С самого утра все не задалось. Меня рано разбудили крики детворы, которая бегала по улице и зазывала друг друга. Даже подушка и одеяло не спасли от шума. Я понял, что доспать пару лишних часов не получится. Заварив крепкого кофе, я принялся за работу над статьями под радостные крики местных и с ужасом обнаружил, что писать о глобальных мировых проблемах под песни и веселье не получается. «Чего же они так веселятся над пережитками прошлого то? Неужели так интересно?» — недоумевал я, надевая куртку и выходя во двор посмотреть, что же там делают.

Улица жила. Жила своей веселой, шумной жизнью. Никогда я не видел еще такого в больших городах: десятки детей, разодетые в костюмы, шли по широкой улице и пели песни, а за ними следовало не меньше людей постарше, таких же нарядных и веселых. От этой толпы совсем не веяло суетой, а лишь праздником, счастьем и безграничной радостью, словно никакие проблемы внешнего мира не касались их. Моё любопытство взяло верх. Отворив калитку, я пристроился ко всем и пошел вместе с толпой. Сначала было дико и непонятно, почему все такие веселые. Затем в голове заметался вопрос «А куда все идут?». Я плохо ориентировался на местности, не знал обычаев праздника и не смог ответить себе на вопрос, а поэтому решился спросить у довольных ребятишек, прыгающих передо мной:

— А Вы, что ли, не знаете, куда все идут? — резво ответил один. — Воскресенье — последний день Масленицы. Идем сжигать чучело, встречать весну.

Другой пояснил мне, что следует толпа на поле, где все уже приготовлено для гуляний.

Площадка, на которую мы скоро пришли, оказалась довольно широкой и просторной. Все поместились туда без труда. Широкое поле раскинулось на десятки метров и приняло всех желающих. В центре уже установили громадное соломенное чучело, возле которого вились дети. Сбоку стояли палатки, где женщины в национальных костюмах жарили ароматные блины и угощали всех желающих. Запах от блинов заманивал всех, а поэтому наибольшие очереди были именно там. Заскучав, я начал вылавливать из толпы счастливых людей и расспрашивать их о гуляниях:

— Празднуем каждый год, — говорила одна женщина. — Делаем все возможное, чтобы традиции сохранялись и передавались все дальше и дальше. Детей специально приводим, показываем им все.

— Нам нравится здесь, — делилась маленькая девочка, которая только что танцевала около чучела. — Здесь всегда вкусные блины, весело. Много людей, которые знают друг друга.

— Это хороший повод отвлечься от проблем, забот и просто насладится праздником, — говорили другие.

Я достал телефон и внимательно все снимал, старясь не упустить ничего, запечатлеть каждую мелочь. Спустя немного времени я понял, что музыка и песни сами заставляют ноги танцевать, а поэтому направился в самый центр хоровода, где меня окружили десятки ребятишек в задорных костюмах.

И здесь, кружась в этом разноцветном вихре песен, музыки и людей, отвлекаясь от проблем внешнего мира, я понял, насколько несправедливы люди, когда совершенно забывают о таких прекрасных и веселых праздниках в больших городах, предпочитая им скучную и нудную рутину.

Можно еще много говорить о том веселье, которое ключом било из каждого присутствующего каждую секунду, проведенную здесь. Настоящий праздник для гостей и местных начался, когда сжигали чучело. Толпа взорвалась криками и шумом. Прежде я еще никогда не видел такого неподдельного восторга на лицах людей, хлопавших в ладоши. В течение праздника я много раз подходил к людям, чтобы поинтересоваться их отношением к Масленице, узнать ее традиции. Оказывается, праздник этот имеет богатейшую историю и празднуется так же весело целую неделю, а последний день наиболее интересный для всех. Проводить его нужно максимально весело, чтобы оставить все плохое с зимой, а весну встретить с новыми силами и эмоциями.

Веселье продолжалось целый день без перерыва. Меня настолько увлекло празднование, что я забыл о всех прежних проблемах, и понял, что они совсем незначительные. Радоваться празднику вместе с этими людьми было очень интересно и увлекательно.

Домой я возвращался поздно, когда солнце уже село и было темно. Шумной толпой все снова разваливались по всей деревне, продолжая песни и пляски. Я влился во все это и чувствовал себя так, будто знал этих людей много-много лет. В моем телефоне было так много фотографий и видео с праздника, на которых люди с самыми настоящими эмоциями. Все это охватило и меня, переполняя счастьем и вдохновением. Сейчас мне хотелось быстрее добраться до бумаги, именно до бумаги, а не до ноутбука, чтобы написать о всем том, что я видел. Кажется, новый материал для статьи у меня был. И эта статья будет настоящей, живой и искренней, потому что вдохновение для нее мне дали самые прекрасные эмоции удивительного праздника и замечательных людей.


Захарова Милана,

учащаяся объединения по интересам ”Юный корреспондент, 

педагог дополнительного образования  

Пузатко Виктория Евгеньевна